Западная Монголия — июль 2005

Земля Монголия…

Странный выбор на первый взгляд. Но, хотелось чего-то необычного и не совсем далекого. Тем более, слухи о сумасшедшей рыбалке и невероятной красоте тамошних закатов подмывали бросить всё к чертовой бабушке и повалить в соседнюю страну с коммунистическим прошлым. Представления не было практически никакого, кое-какие фотографии обнаружил в интернете, кое-что нашел у знакомого, однажды побывавшего там.

В начале июня позвонил Андрюха: — Поедешь? — Да!

Нас собралось семь человек. Так как не было машин, способных передвигаться по монгольским направлениям без боязни перебирать подвеску, где-нибудь на перегоне гора Баян-Ульгий – река Сагсай, решили прибегнуть у услугам нормального гида. Такой нашелся в Барнауле – Женя Горбик. Более трехсот раз посещавший Монголию, знающий в ней каждый перевал, многократно штурмовавший не низкие монгольские вершины, в одиночку проехавший на УАЗе вдоль российско-монгольской границы, по маршруту: Кош-Агач – город Кызыл – КПП Цаган-Тологой – город Улястай – река Завхан – город Ховд – КПП Ташанта – Кош-Агач.

Визы сделали в одной из барнаульских туристических контор: неудобно, дорого (по 100 долларов, включая оплату за саму визу в размере 35USD), но таковы требования монгольских властей.

Маршрут

Изображение

29 июня втроем стартовали из Новосибирска, встретились еще с четырьмя любителями природы в Барнауле и двинули в сторону границы. Перегон Барнаул — КПП Ташанта (местные пограничники с любовью называют это жуткое местечко Тошнотой) не самый маленький – 700 км. После Бийска начинается легендарный Чуйский тракт — в былом вьючная тропа, а сейчас федеральная дорога М-52. Планируем добраться до темна, чтобы встретиться с Горбиком в условленном месте, в семидесяти километрах от границы, на берегу реки Чуя.

Странные люди эти туристы, покупающие путёвки. У нас, в Сибири, часто приходится слышать такие фразы: «Я в Горном Алтае был!»

Знаю, что могу вызвать негатив с их стороны, но с уверенностью говорю, что правильный Горный Алтай начинается только за Семинским перевалом (если ехать по Чуйскому тракту). Но это так, мысли вслух…

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение
Не буду описывать пейзажи Горного Алтая, цель другая, размещу только пару фотографий.

Вечером встретились в точке «Х» (посёлок Красная Поляна), c нашим проводником. Живописное местечко на берегу бурлящей реки Чуя. Заметно холоднее, чем на равнине – не удивительно, высота под 2000 метров над уровнем моря.

Раннее утро, 30 июня. Въезжаем в Чуйскую степь, где живут коренные жители-казахи. Долетаем 20 километров, до Кош-Агача.

Изображение

Ставим наши асфальтовые тачки на прикол у местных алтайцев, перегружаемся в УАЗ и ТаунАйс и, через 50 километров, мы возле КПП.

«Наслаждайтесь последними километрами асфальта!» – Женя улыбается в свои усищи. Граница, по расписанию, открывается в 9-00.

Ждем, в 9 часов ничего не открывается. Спрашиваем у тётушки-пограничника, двигающейся в сторону государственной границы, когда мол можно паспорта на проверку сдавать. Ответ короток: в 10-00. Они просто неделей раньше все переиграли. Спать охота, похмелье блокирует мозг.

10 часов. Ну слава Богу! Новый финский терминал распахивает свои ворота. С той стороны границы ломится куча казахов, оказывается в этой части Монголии – казахов около 90%! Во как. Что везем с собой — особенно никого не волнует. Лишь бы не оружие. Проходим.

Распахивается шлагбаум и наш микроавтобус въезжает на полуроссийскую сторону: это пятикилометровый асфальтированный участок до пограничного столба с российской символикой, шлагбаум, изготовленный еще в 60-х и солдат, проверяющий штампы КПП. Перевал Дурбэт-Даба, высота 2 481 метров.

Здравствуй земля Чингизхана! Через полметра от нашего рубежа асфальт заканчивается, три километра трясемся по камням и это только начало! О-о-о! Тоже завершается строительство чего-то финского! Но это откроют позже – мы каким-то чудовищным полукругом подкатываем к старому конченому сараю, который зовётся «граница» с монгольской стороны. Никаких контрольных полос мы не заметили, вообще, сложилось впечатление, что можно было за ближайшим холмом углубиться на территорию Монголии.

Заходим в сарай. Проходим быстро, за исключением Лехи.

Лёха умудрился на днях постирать свою курточку вместе с паспортом, имевшим свежий штамп и роспись монгольского чиновника из посольства Монголии в Москве. Подпись смыта напрочь. Остались синие контуры. Монголы говорят, что всё плохо. Горбик вмешивается. Все монголы знают его, как пять пальцев своих монгольских рук. Выдергиваем из постели какого-то местного КППшного босса. Босс долго думал, о чем-то шептался с Горбиком, потом они куда-то сходили, пообнимались и ура! Леха с нами.

Вот так вот: триста раз в Монголии — это вам не хухры-мухры!

Поселок Цыгануур рядом с КПП.

Изображение
Заехали в местное кафе, типа столовой. Во дворе УАЗы, на которых мы поедем дальше, юрта и дом деревянный — со спальнями, умывальником и деревянной стойкой бара. Наелись мантов из свежей баранины. Обмыли въезд на территорию Монголии.

Изображение
Пошли грузиться дальше.

Изображение
Выехали через час на трёх обычных УАЗах и на «санитарке», которая везла весь наш хлам и еду. Три экипажа: Горбик и Леха, я, Андрюха и Ромка, Саня, Васька и Алексей. Костян двинул в «санитарке».

Дорога надоела уже через пару километров. Асфальт в Монголии существует только в Улан-Баторе. По всей стране – только направления, состоящие исключительно из крупной гальки, пыли и булыжников. Зимой ездить легче по накатанной дороге, но её переметает в метели. Зимой легче сгинуть.

Изображение
Параллельно идут несколько дорог, которые расходятся в различных направлениях, какие-то потом снова сходятся, а какие-то идут в неизвестных направлениях. Никаких указателей, кемпингов, нифига! Только холмы, поля и горизонт.

Бесконечность! Заплутать легче пареной репы, а найдёшься ли потом – одному Богу известно. Периодически накрапывает дождь, что явно не добавляет настроения. Фантастические пейзажи вокруг.

Изображение
Облака висят низко над землей – поднимаемся всё выше и выше.

Изображение
Иногда ловишь себя на мысли, что попал на другую планету…

Изображение
Скорость передвижения на монгольских автобанах различна, но максимум до 60-70 км в час, и то, на коротких отрезках. В основном, 25-35 км/ч. Только на таких дорогах начинаешь понимать, что наши УАЗы – это то, что не дорого и реально может ездить по монгольским дорогам.

Изображение

Очень часто речки приходится форсировать вброд.

Изображение
Остальное – как повезет. В каждом УАЗе необходимый ассортимент для ремонта подвески, по две запаски и куча тяжелого инструмента. Иначе рискуешь остаться пожить на безлюдных перегонах. Да, внедорожники из Японии и США изредка встречались, но если у вас нет элементарного представления о самостоятельном ремонте данной техники – то вы попадаете, случись что. Ни монголы, ни казахи иномарки в полевых условиях не ремонтируют. Другое дело – УАЗ.

Я их не рекламирую, но действительно проникся глубочайшим уважением к «ульяновцам». 95% автотехники в западной Монголии — марки УАЗ. Причем тащат её всю исключительно из Алтайского края и Новосибирской области. Ремонт подвески, коробки и двигателя УАЗ в полевых условиях – плевое дело для большинства местных мужиков.

За три часа бесконечной тряски начали приближаться к городу Баян-Ульгий — это своеобразная столица казахской расы в Монголии. Более и менее комфортно можно ехать на переднем сиденье, рядом с водителем, вцепившись руками в ручку. Сзади пассажиры скачут до потолка.

Позвоночный столб и мягкое место испытывают необыкновенные нагрузки. Мы по очереди менялись, притом один из нас троих постоянно болтался в горизонтальном положении, на баулах, в багажном отделении. Это были самые комфортные минуты передвижения.

Изображение
При подъезде к городу начала работать мобильная связь и на последних километрах над нашими головами просвистел АН-24! Каково же было наше удивление, когда Жамбулат (наш казах-водитель) рассказал, что из  городишки регулярно летают самолеты в Алма-Ату, Талды-Курган, Улан-Батор и даже Пекин. Так что, можете смело моделировать свои маршруты транзитом через Казахстан и Монголию, в Китай.

Летают только самые сытые. Основная масса казахов тащится на свою родину по большому крюку, через Ташанту, из-за отсутствия финансов.

Жамбулат (около тридцати лет) родился и вырос в Монголии, учился в Новосибирске и очень хорошо знает русский язык. Музыку любит исключительно русскую. Даже песни, периодически, распевал во всю глотку.

В санитарке ехал казах с прикольным именем Кумар. Шахматы очень любил. Постоянно приставал с ними. Мужику под 40. Ни слова по-русски. Зато все прекрасно общаются на монгольском. Еще был третий водитель – мы его прозвали Хоттабычем.

Подъезжаем к городку. Самолет успешно приземлился в небольшом аэропорту, огороженном сеткой-рабицей.

Изображение
Какая-то будка двухэтажная гордо называется зданием аэропорта. Причем со своей таможней!

Город… Срань господняя. Прости меня, Господи! Такое ощущение, что лет 20 там никто не заморачивался по поводу благоустройства внешнего вида. Всё разбито, дома обшарпанные, куски раздолбанного асфальта, какие-то трубы и прочий мусор. Нищета и разруха полная. Местные жители таращатся на нас, как будто мы жители Эфиопии.

Изображение
Жамбулат с гордостью рассказывает о театре, кинозале и парке, которые существуют здесь. При ближайшем рассмотрении становится грустно. Где-нибудь в далёкой российской деревеньке такие вещи выглядят намного приятнее.

Заметили местную бильярдную.

Изображение
Подъехали к какому-то зданию, Жамбулат ушёл делать пропуска, на въезд, на территорию национального парка, куда мы собственно и направляемся. Мы с Кумаром отправились на поиски хлеба. Хлеб был только в одном из 10-12 магазинчиков, которые мы посетили. А магазинов больше и не было, в этом славном городке. Заехали на какой-то местный рынок, заметили каких-то двух здоровенных монголов, лет по 25, с золотыми цепями на шеях. Жамбулат потом рассказал, что это были местные рэкетиры. Как у нас, в начале девяностых.

Часов в пять тронулись дальше.

Изображение
Задача была добраться до речки Сагсай и заночевать возле моста. Два часа бесконечной тряски и очередные 60 км пройдены. Ну наконец-то! Кристальная водичка радует глаз, половина схватила спининги и начала швырять мушки в воду.

Изображение

Изображение
Практически сразу был пойман первый хариус. Ставим палатки, жуём, обмываем очередную дистанцию, первую рыбу. В сумерках вывалило какое-то необъятное облако монгольских комаров, напилось русской кровушки и так же быстро испарилось.

Ранний подъем — впереди дальний путь. Держим путь на запад, к истокам реки Кобдо. Заповедник озера Хурган-Нур — это котловина, в окружении снежных гор, вблизи границы с Китаем. Собираемся. Нам ещё 150 километров до цели – озёр Хурган-Нуур и Хотон-Нуур.

По-прежнему, ни одного кустика в округе. Периодически натыкаемся на скотоводческие селения, в которых круглогодично проживают пастухи.

Изображение
Многие из которых имеют каменные заборы для загона.

Изображение
Встречаются святые места местных жителей. По поверью, чем больше камень притащишь в общую кучу, тем лучше к тебе будут относится святые. Ну мы тоже не поленились и приперли по камешку – пусть куча растет! Может быть отсюда пастухи и таскают камни на свои заборы, чтобы не заморачиваться.

Изображение

Местность постепенно становится всё зеленее,

Изображение
Горбик дает инфу о том, что скоро будет дозаправка в очередном поселке Сагсай и с этого места местность будет меняться в более приятную для глаз форму.

Ну, вот и посёлок. Но, сначала был пригород.

Изображение
Потом, собственно и сам город.

Изображение
В отличие от Баян-Ульгий, намного симпатичнее и ухоженнее. По крайней мере, хоть цвет зданий более здоровый. Несколько домов, вдоль реки Ховд ( в этом посёлке Сагсай впадает в Ховд) — в оазисе зелени.

Тут мы выяснили, почему в Цыганнууре не было электричества. Местные Чубайсы забыли заплатить денег за использованное благо цивилизации, нашим. В итоге рубильник вырубили и целую неделю вся западная Монголия проживала без света. Кто-то из наших забеспокоился насчет дозаправки.

«Поводов для переживаний нет» – Женя Горбик смеётся, подруливая к полуразобранной колонке. Королеву бензоколонки нашли через пять минут.

Изображение
Королева получила кучу тугриков за четыре бака, засекла по счетчику и жестом предложила заправиться. Вот и наяривали ручку минут двадцать!

Поехали дальше. Дорога стала еще более изощренной, периодически приходилось выходить из машин и поддерживать их, чтобы не перевернулись со скалы. Иногда валуны просто напрочь перегораживали и без того тяжелую дорогу, приходилось растаскивать завалы. Но, в тоже время, русло реки Ховд извивалось, подобно змейке, между возвышающимися скалами. Зеленая сочная травка придавала горам ухоженный вид, а редкие сосны рисовали в мыслях скорую встречу с лесными массивами на озерах, куда мы с исступлением рвались.

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение
Подъехали к мосту, где необходимо показать пропуск в национальный парк. Все как обычно. Повидавший время шлагбаум перегораживает деревянный мост через реку.

Изображение
В этом месте мы должны сделать последний сорокакилометровый бросок. Со стороны юрты, расположенной неподалеку, в нашу сторону выдвинулась толпа местных жителей с кучей ребятишек. Собрали по 20 тугриков с носа за пользование мостом, помахали ручками.

Изображение
Красотища вокруг!

Изображение
Впереди несколько километров до слияния двух озер – не терпится увидеть! По пути наблюдаем, как облака практически задевают наши головы…

Изображение

Изображение
Видим полубритых верблюдов…

Изображение
И вот оно – у подножий нескольких заснеженных трёх- и даже пяти-тысячников — озеро Хотон-Нур!

Изображение
Картина не поддаётся описанию, вернее, такие вещи могут описывать только великие люди…

Изображение

По мере приближения к озеру настроение меняется, совершенно перестаешь замечать усталость и отбитые задние места. Легкая дымка над озером завораживает. Практически ни одной души вокруг!

Дичайшая территория, не зря отмахали под триста километров от границы – такое стоит увидеть. Местность совершенно отлична от той, которая была на въезде в страну. Рай для фотографа. Каждые пятьдесят километров отличаются от последующих. Как в Горном Алтае – кто ездил по Чуйскому тракту, тот поймет — каждый район индивидуален по-своему.

Постепенно приблизились к очередным юрте и шлагбауму. Очередной сбор нескольких тугриков за въезд на территорию. Нам уже без разницы – хочется расслабиться и получить массу новых впечатлений, от пребывания на лоне монгольских пейзажей…

Изображение
Переезжаем через бурлящую протоку по бревенчатому мосту, соединяющую два озера: Хотон-Нур и Хурган-Нур.

Изображение
В целях безопасности, желающие идут пешком.

Изображение

Изображение

Несколько километров и мы разбиваем лагерь на берегу Хурган-Нур. У подножия снежных вершин, на зеленой поляне, рядом сосняк и кристально чистое озеро. Полная феерия.

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Температура воды около восьми градусов. Не покупаешься, но быстренько занырнуть можно, что мы все с превеликим удовольствием и сделали. Хочется отметить, что днем здесь (3 000 метров над уровнем моря) было около +30, ночью же температура опускалась до +5-7 градусов. Спали в спальниках и палатках, и жарко не было.

В трёхстах метрах – три белых юрты с местной семьей кочевников.

Те, кто ехал с целью рыбалки, а таких было большинство, схватили спиннинги и ломанулись к камням.

Изображение

С полпинка рыбалка не пошла, но все быстро подстроились под местные условия ловли, обменялись советами и дело пошло.

Ну что вам сказать про эту рыбалку? Беспредел в мире сибирского и черного хариуса! На мушку, кузнечика и прочую живность из-под ног, хариус клюёт просто как бешеный: заброс — поклевка, заброс — поклевка. Средний хариус 300-400 граммов. Экземпляры от пятисот до килограмма реже. Максимальная масса пойманного нами хариуса было 1 480 граммов.

Изображение

И что самое смешное, самый большой хариус был с рваной раной, что предполагает наличие ещё больших рыбин. Со слов Горбика, он видел хариусов на 2,5 кг. Местные говорили о рыбинах в 4 кг! В озёрах есть еще осман — некое подобие судака и сазана в одном лице, хвостов шесть мы поймали до 1,7 кг. Бывают до шести килогаммов.

Изображение

Но вкусовые качества несомненно, у хариуса на порядок выше. Мы его и парили, и жарили, и солили, и свежего ели. Копченого хариуса как вспомнишь, так слюни капают на пол.

Ездили и на протоку, там тоже свой интерес в ловле.

На гору не ходили ( чуть выше 4 000 метров) – альпинистов среди нас не было, хотя видок с вершины, наверное , фантастический.

Что еще впечатлило? Отвечаю: царство эдельвейсов…

Изображение
И небесные просторы для коршунов…

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

А какие там багровые закаты!

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Днем с Андрюхой решили переплыть озеро на надувной лодке в поисках трофейных экземпляров. Посмотрели, прикинули, ну километр! Поплыли на вёслах. Проплыв метров пятьсот, поняли, что совершили ошибку – до противоположного берега , как оказалось позже, было почти три километра. И фотоаппарата не взяли. На озере был полный штиль, все горы зеркально отражались в воде. Сколько можно было сделать нереальных снимков!

Всё-таки решили плыть дальше – через полтора часа пристали к противоположному берегу. За нами увязалась еще парочка, таких же дебилов, как и мы. Полазили, порыбачили. По закону жанра, погода начала портиться.

Теоретически можно было объехать озеро через протоку. Но это 10 км и как сообщить на противоположный берег, чтобы за нами приехали, мы способа не нашли. Поэтому плюнув на руки, схватились за весла и дернули назад. Делали по 200 гребков и менялись, чтобы не уставать. Тучи нависли над головой, периодически капало с неба, но нам круто везло до самого берега.

Сильный боковой ветер постоянно сносил наши лодки в сторону, а волна иногда захлестывала за борт. Короче, выложились не по-детски, даже мозоли кровоточили. На удивление, назад добрались быстрее, наверное, сказалось соперничество между двумя лодками. Никто не хотел проигрывать!

В один из дней купили барана за 1 000 рублей. Можно было и дешевле, но торговаться с небогатым местным населением никто не захотел!

Изображение
Баран простоял полдня на привязи, потом его зарезали, разделали и съели.

Изображение
Курдюк, шашлык, суп и плов были великолепны в исполнении Жени и Алексея!

Релаксировали мы там три дня, пили водку, слушали в сольном исполнении Кости украинские песни и интересные рассказы Горбика.

За сутки до отъезда у нас закончилась водка. Многих охватило беспокойство и оцепенение от случившегося. Но слава и уважение нашим братьям-казахам – три бутылки их личной монгольской заначки были как нельзя кстати.

Резвились, играя в машинки детей потомков Чингисхана.

Изображение

Изображение

Потом поехали назад. На мосту встретили великого монгола по имени Жуков (у монголов только имена, фамилий у них нет), сфотографировались с ним на память.

Изображение

Единственный монгол, покоривший Джомолунгму! Путешествовал с группой французов, показывал им местные достопримечательности. На обратном пути посетили место, где осталась древняя наскальная живопись.

В Баян-Ульгий едем по центральной улице, на одном из перекрестков стоит старый российский «Москвич-412» с оторванным колесом, на чурке. Из под «Москвича» торчат четверо ног, притом одна пара явно женская – что-то пытаются починить. Мы от неожиданности остановились. Из-под машины выглянули четыре монгольских глаза. Улыбнулись и помахали нам руками, увидев, что мы не местные. Похоже, местных такая картина не удивляет.

Заехали в местный ресторан (притом самый лучший – Жамбулат гарантирует) испить местного пива. Пивко так себе, кабак еще хуже: напомнило старую двухкомнатную квартиру 75-й серии, притом после того, как в ней основательно пожили малоимущие китайцы. При этом, стены питейного заведения оклеены обоями времен советско-монгольской дружбы. Сложилось впечатление, что обои были наклеены советскими тружениками-инженерами, эдак так в году 1985-ом.

В Цыганууре были поздно вечером, переночевали, утром на монгольской границе монголы пропускали в первую очередь своих, мы перешли границу только через полтора часа после открытия. На нашей границе, как самые умные, подъехали, объехав всех, кто нас опередил, думали, что наши пограничники сделают тоже самое. А вот фиг! Сначала нам всем какая-то строгая тётушка дала нагоняй за то, что мы фотографировались на фоне КПП и российского герба.

Изображение

Потом заставила стирать все заснятое. В итоге сказала, что мы так и останемся в Монголии, если не сотрем всё до конца. Потом, эта же тетя предложила встать нам в очередь, на вопрос: «А нельзя ли соотечественников принять по-братски?» — ответила: «Вы мне все мозги вынули, а сейчас хотите быстрее пролезть!».

Благо, что с нами был Вася – любимец женщин, он неоднократно ходил беседовать с этой милой женщиной, хотя мы все ржали и понимали , что это бесполезно, мы потом уже поняли, что если бы не Вася, то ночевать бы нам у границы нашей Родины.

Жара стояла невыносимая, мы убивали время, попивая пиво и играя в дурака, в течение трех часов. На той стороне границы проверяли битком набитые автобусы с казахами, едущими в Монголию, притом проверяли их по полной программе, вытащив всех, вытряхнув сумки и обнюхав собачьими носами. Похоже, наркотики появляются на границе регулярно.

Перешли мы границу первыми в 16-00, за час до захлопывания калитки, и именно эта тетушка махнула нам своими ручками, увидев, как округлились наши очи при виде очередного автобуса с непроверенными казахами. За нами проехало еще машин пять, остальные штук двадцать экипажей так и остались ночевать на границе. Товарища на фотографии, похоже, тоже шерстили, на предмет обнаружения ящура.

Изображение

То есть, искали что-нибудь съедобное. Все съедобное – две фляги по 20 литров с монгольским хариусом у нас лежало на самом видном месте — в брезентовых мешках от спальных мешков. Спальные мешки были вынуты предварительно. Пронесло.

Встретили двух изможденных и грязных чехов-байкеров из Праги. Вся их кожаная одежда была в огромных грязевых пятнах и серой от пыли. Чуваки даже не знали, что дороги до Пекина ( они туда направлялись ) больше не существует. Живы ли эти парни?

Потом были Кош-Агач и долгий Чуйский ночной тракт…

В заключение хотелось бы сказать следующее. Монголия многолика. Эта страна захватывает дух своими пейзажами. Люди необычайно добры и отзывчивы. Перегоны и малонаселенная местность не загажены промышленными отходами. Если поедете — убирайте за собой, сжигайте мусор и пэты, стекло увозите.

Если вы не боитесь спать в палатках и трястись по зубодробильной дороге, страна заслуживает посещения  — и зовётся она нами теперь Terra Mongolia.

Источник

Западная Монголия — июль 2005: 2 комментария

  1. Сергей! Огромное спасибо за эту экскурсию! Говорят, ничто не вечно под луной. Спорно — Монголия вечна в своей стабильной нетронутости и дикости. Я жила там с родителями 50 лет назад. С отцом в мои летние каникулы проехали очень много. Видела и Селенгу, и Хубсугул и много чего.Мне тогда было 8-9 лет, но детские воспоминания очень яркие. Бездорожье… Ничего не изменилось. Брал меня отец и на рыбалку, и на охоту эимой.  Приятно, что с клёвом всё осталось, как прежде — забросил удочку — тут же клюнуло! Отец говорил, что рыбу монголы не ели по причине их религиозных догм, потому её там кишмя кишит. По-видимому, и теперь всё осталось на своих местах.
    Ещё раз спасибо! Погрели душу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.